За три года «Волыньторф» прекратит изготовление торфобрикетов

За три роки «Волиньторф» припинить виготовлення торфобрикетів

Если не внести изменения в Земельный кодекс, 400 работников предприятия окажутся без работы, а Маневиччина потеряет главного налогоплательщика.

Если не внести изменения в Земельный кодекс, 400 работников предприятия окажутся без работы, а Маневиччина потеряет главного налогоплательщика.

120 тысяч тонн торфобрикетов, которые за год производит государственное предприятие «Волыньторф», составляют львиную долю в общеукраинском показателе. В целом из 36 заводов, которые ранее славились производством торфобрикетов, осталось всего пять, причем стабильно работают два «Волиньторфу» и один в Ровенской области. Однако и их работа под угрозой. Проблема в бестолковом законодательстве, которое еще десять лет назад из-за изменения в Земельном кодексе фактически запретило добычу торфа. Руководитель «Волиньторфу» Иван Киричик надежды не теряет, несмотря на то, что земельных отводов, полученных еще до внесения изменений в законодательство, хватит всего на каких-то три года. Подробнее об этом, приватизацию, слухи о которой ходили до последнего времени, и в целом о работе предприятия «Волыньторф» узнавали «Ведомости».

Середина сентября традиционно считается окончанием сезона заготовки торфа. Все последующие месяцы вплоть до мая работники будут трудиться над его переработкой. Нам удалось побывать на полях, где заготавливали последние партии торфа. Работа эта требует значительного количества массивной техники. Ведь сделать из участка залежи торфа, которая засажена деревьями и кустами, ровненькое поле без единой бур’янини человеческим рукам не под силу. До всего же надо еще проложить путь с места добычи до завода и обустроить удобный подъезд крупногабаритной техники.

После добычи торф на поле грузят в специальный транспорт, который подвозит его до завода. Там сырье попадает на транспортеры, которые доставляют ее до перерабатывающего цеха, где она очищается и подвергается термической обработке. В залежи торф содержит до 80% влаги, и путем переработки из него «выбивается» добрая ее половина. Все это происходит механизировано, а вот пакуют готовы торфобрикеты уже вручную. Правда, по словам Ивана Киричика, аккуратно упакованными брикеты идут на экспорт, по Украине же они разъезжаются без упаковок, что немного дешевле. В общем, 70% продукции «Волиньторфу» обеспечивает потребности украинских потребителей, остальные из-за невозможности реализации в Украине приходится экспортировать.

— Торфобрикеты по праву считаются хорошей альтернативой газа, — рассказывает Иван Миронович. — Две тонны торфобрикета — это то же самое, что тысяча кубических метров газа. Однако цена различается. Для юридических лиц, если я не ошибаюсь, один кубометр газа стоит 4,7 тысячи, тогда как тонна торфобрикета — 450 гривен. Наше предприятие обеспечивает практически всю бюджетную сферу области — школы, больницы. Также поставляем продукцию и в соседние области, в частности в Ровенскую, есть заказы и на Сумщину. Около 30% нашей продукции идет на экспорт — в Польше, Венгрии, Словакии, Чехии, Германии, Италии. Три года назад сотрудничали со шведами.

За три роки «Волиньторф» припинить виготовлення торфобрикетів

На фото: Вот так выглядит процесс сбора торфа

Предприятие и в дальнейшем может наращивать объемы производства, увеличивать географию поставок торфобрикетов и наполнять казну района и сельских советов — лишь бы была уверенность в будущем. К слову, за прошлый год в бюджеты всех уровней уплачено 5,148 миллиона гривен налогов. В районной казне налоги «Волиньторфу» составляют 80% всех поступлений.

— Разработка торфяных месторождений — это для нас самая большая проблема. В 2002 году были внесены изменения в Земельный кодекс. В них говорится о том, что месторождения залегания торфа глубиной более метра или предварительно осушенные считаются особо ценными землями. На самом деле это не так. Мы сотрудничаем с учеными Института почвоведения и агрохимии имени А. Н. Соколовского, были исследования на землях, на которые мы имеем лицензию, и ученые говорят совсем противоположное. Они называют такие земли деградированными. Торф’яник, если он осушен, является источником выброса углекислого газа. Деньги, которые государство получает по Киотскому протоколу, как раз и надо направлять на разработку этих источников выброса. То в чем ценность этих земель, я не понимаю. И ученые этого не увидели. К тому же, если торф’яник глубиной менее одного метра, его разрабатывать нецелесообразно, сам процесс подготовки поля требует больших затрат, — поведал директор ГП «Волыньторф».

Сдвинуть это дело с места пока никак не удавалось. Прошлогодняя попытка народных депутатов от Волыни инициировать внесение изменений в Земельный кодекс была провальной, поскольку Президент наложил вето на предлагаемые поправки.

Иван Киричик говорит, что пока предприятие работает с теми земельными отводами, которые были предоставлены еще до 2002 года, но площадей для добычи торфа каждый раз становится меньше.

— Земельных отводов, которые мы имеем, хватит максимум на три года. В этом году мы обеспечены площадями для добычи на 70%, в следующем году — на 58%. Затем предприятие работать больше не сможет, — констатирует господин Киричик.

А тем временем на заводе трудится четыре сотни работников, которые и понятия не имеют, где искать работу, когда завод остановится. Каждый ценит работу и держится за нее, потому что для сельской местности заработная плата в 3-4 тысячи гривен — за счастье. А бывает и такое, что в период заготовки торфа заработки достигают и десяти тысяч гривен.

До всего же на заводе действуют и стимулирующие программы. Тем, кто работает на «Волиньторфі» более пяти лет, не имея замечаний и взысканий, и хочет строиться, предприятие предоставляет такую возможность, если у работника есть документы на землю. Таким «подарком» уже воспользовалось более десяти работников.

Кроме того, рабочие имеют возможность бесплатно заниматься в тренажерном зале, который в прошлом году открыли на территории завода. Это, говорит господин Киричик, своеобразная альтернатива местным забігайлівкам. Поскольку желающих много, пришлось разделить занятия в спортзале на «женские» и «мужские» дни. Есть там бильярдная комната, столы для тенниса, тренажеры и комната отдыха, куда с удовольствием наведываются женщины после тренировок для вечернего чаепития.

Кроме испытаний с разработкой новых месторождений торфяников, мало предприятие мрака с возможной его приватизацией, слухи о которой не давали спокойно спать ни сотрудникам завода, ни его руководству, ни местным чинам.

— Есть государственный перечень объектов, не подлежащих приватизации, и нас хотели в прошлом году из него выбросить. Это был вопрос скрытой приватизации, мы это видели. Однако, к счастью, этого таки не произошло. Сейчас мы находимся в списке таких предприятий. Считаю, что наше предприятие должно быть государственным, — делится мыслями Иван Миронович, напоминая о положительном опыте хозяйствования Финляндии и Беларуси, где торфяная отрасль находится в государственной собственности.

Директор «Волиньторфу» рассказал, что в этом году государство, как никогда до того, предоставила десять миллионов гривен поддержки по программе технического перевооружения и добычи торфа. А до конца года запланировано выделить еще около шести миллионов. Иван Миронович убежден, что без государственной поддержки себестоимость продукции была бы значительно выше и она не смогла бы конкурировать на рынке.

То что же это? Получается, государство вкладывает солидные средства в заводы, которые через несколько лет перестанут функционировать? Нелогично. Надеемся, что областные чиновники, а совсем скоро и новоизбранные народные депутаты от Волыни не обойдут вниманием проблемы «Волиньторфу» и приложат усилия, чтобы сохранить единое мощное промышленное предприятие на Маневиччині.

Комментарии запрещены.

Поиск
Нас смотрят
Яндекс.Метрика