В Луцке прыжки с 56-метровой трубы стали очень популярными

У Луцьку стрибки з 56-метрової труби стали дуже популярними

Наверное, много кто совсем не знает, что такое роуп-джампинг. А вот немало лучан и молодых людей из окрестных сел-поселков уже в теме.

Наверное, много кто совсем не знает, что такое роуп-джампинг. А вот немало лучан и молодых людей из окрестных сел-поселков уже в теме. Для тех, кто попытался, и для тех, кто только собирается, роуп-джампинг — это свободное падение с высоты, это шаг в пропасть и полет над землей. Организует всплески адреналина для всех желающих группа экстремалов-инструкторов «Земля прыжков». В выходные, 20-21 октября, в Луцке состоялось закрытие теплого сезона. Желающие полетать собрались возле 56-метровой трубы в районе КРЗ. Собранные деньги организаторы направили на благотворительность — передали в Луцкий детский онкогематологический центр.

— Роуп-джампинг — это прыжки с мостов, скал, труб, антен и вышек, многоэтажек, — рассказала руководитель группы Виктория Семенюк-Денисюк. — Для прыжков можно приспособить любой высотный объект. История роуп-джампинга в Луцке началась в марте этого года. Идея прижилась, всегда очень много желающих. Рекорд прыжков —сто человек за день. Это было страшно, настоящий конвейер. В среднем же — 50 человек, в зависимости от погоды и от объекта.

Инициатором экстремальных развлечений в родном городе Вика стала после того, как испытала чувство полета на себе.

У Луцьку стрибки з 56-метрової труби стали дуже популярними

На фото: Вика сама осуществила более 300 прыжков

— Первый прыжок совершила около полтора года назад в Каменце-Подольском (сейчас на счету девушки — более 300 прыжков. — Авт.), — рассказывает Виктория. — Дальше задумалась над тем, чтобы собрать собственную команду. Друзья с меня посмеялись, не поверили в эту затею. Год понадобился, чтобы постажироваться, научиться правилам, получить разрешения на работы на высоте и на занятия бытовым альпинизмом. А с марта — летаем. В Луцке, кроме трубы на КРЗ, также организовывали прыжки на заводе «Искра», на зернохранилище. Следующее мероприятие планируем в Львовской области, там есть труба высотой 120 метров. Устраивали свободные падения в Киеве, Житомире, Ровно, в Крыму на горе Шанкая, которая возвышается на 280 метров. В дальнейшем планируем расширяться, потому что в Западном регионе таких команд нет. Во Львове были энтузиасты, но они перепрофилировались на сплавы и парашютный спорт.

Попрыгать в Луцке выходит раз в месяц, обычно в субботу-воскресенье. Все желающие пощекотать себе нервы откликаются в официальной группе в социальной сети или контактируют с организаторами по телефону.

— В нашей работе превыше всего — безопасность, — говорит Вика. — Между двумя базами натягиваются канаты. Альпинистские веревки (так называемая «динамика») практически полностью «гасят» рывок, поэтому в конце полета прыгуна плавно выносит на «маятник». Кроме того, все элементы системы — карабины, веревки, спусковые устройства — дублируются, чтобы исключить непредвиденные ситуации с отказом какого-либо элемента снаряжения. Этим и отличается роуп-джампинг от банджи-джампинга (прыжки с резиновым канатом), в котором любые дополнительные элементы страховки отсутствуют.

Команда инструкторов состоит из трех человек. Если большой наплыв, то привлекают помощников. Трое снизу принимают и отстегивают прыгунов, трое сверху — одевают снаряжение, проверяют крепления, дают наставления.

— Если уж поднялся на трубу, то должен прыгнуть, — рассказывает Игорь, в активе которого более 500 прыжков и постоянное пребывание на вышке. — Хотя подтолкнуть нельзя, и когда видим, что сам уже не прыгнет, легонько штурхаємо. За столько времени уже научились различать, когда человек просто боится, и в конце концов соберется с силами и прыгнет, а когда действительно физически становится нехорошо и не надо заставлять. Тогда спускаем на землю с инструктором. Не допускаем навеселе, если даже кто-то поднимется «с душком», сразу отправляем вниз по лестнице. Насчет того, чтобы приходить голодным, то это не обязательно: ни во время полета, ни после никого не тошнит. Как проявляют эмоции перед прыжком? Большинство просто матерится. Кое-кто спрашивает, не ударится в вышку. Другие начинают рассуждать, зачем они это делают, что скажет мама и тому подобное.

У Луцьку стрибки з 56-метрової труби стали дуже популярними

Желающих ощутить экстрим оказалось так много, что организаторы, уверенно став на ноги и приобретя все необходимое снаряжение, решили приобщиться к благотворительности. По словам Вики, деньги, собранные за два дня, а один прыжок стоит 100 гривен, они отдают в детский онкогематологический диспансер.

— Не хватит, чтобы помочь всем деткам, но хотя бы двум-трем попробуем, купим лекарства, а часть денег передадим на шейкер (аппарат для смешивания крови), — говорит девушка.

— Честно говоря, я боюсь высоты, поэтому, прыгнув, преодолел свой страх, — делится впечатлениями сразу после прыжка оператор АЗС Алексей. — Главное долго не стоять на трубе. По-моему, труднее подниматься вверх, чем сделать шаг для прыжка. После того, как свыше 18 этажей подтягиваешься на руках, еще минут 5-10 надо віддихуватися. Наверху ветрено, холодно, вышку хилитає, поэтому хочется поскорее спуститься. А путь один — только прыгать. В падении скорость невероятная: за первую секунду пролетаешь 10 метров, за вторую — 12. Забивает дыхание, но никакого рывка нет. Весной буду прыгать снова!

Хотя теплый сезон закончился, роуп-джамперы не собираются лишать лучан острых ощущений. Вика поделилась планами на зиму: построить на «Искре» трехметровый трамплин и запускать оттуда на сноубордах, лыжах. Человек вистрибуватиме на высоту девятого этажа и оттуда съезжать вниз. Итак, разогреть кровь можно будет и в морозы.

Официальная группа Вконтакте: http://vk.com/lutskjump