Отказав в опеке родном дяде, украинский суд отдал 12-летнего Богдана на усыновление в Америку

Відмовивши в опіці рідному   дядькові, український суд віддав 12-річного Богдана на  усиновлення в Америку

История 12-летнего Богдана Мазурка — это история о том, как чиновники, прикрываясь законом, могут кардинально изменить жизнь простого человека. Потому что им, видите ли, государство дало полномочия.

История 12-летнего Богдана Мазурка — это история о том, как чиновники, прикрываясь законом, могут кардинально изменить жизнь простого человека. Потому что им, видите ли, государство дало полномочия. А государство дает полномочия забирать ребенка из родной семьи, где о ней заботятся и любят?

Из семьи забрали из-за ремонта в квартире

Знакомство «Ведомостей» с лучанином Николаем Пахолюком произошло в конце 2008 года. Тогда мужчина обратился в редакцию со своей бедой: его лишили прав опекунства над 8-летним племянником Богданом. Как рассказал Николай, он стал официальным опекуном своего племянника Богданчика в 2003 году, когда мать малыша, родная Колина сестра, была признана судом недееспособной по причине заболевания. Отец никогда с семьей не жил и был лишен прав на сына. Поэтому дядя стал ребенку ближайшим родственником. Тем более, что от рождения мальчик жил вместе с ним под одной крышей. Николай водил его в детский сад, «маленькую школу» при Доме школьника, в художественную школу. Чтобы племянник получил хорошее образование и в совершенстве владел английским языком, с улицы Львовской возил его в другой конец города — в специализированную 5-ю школу. Дядя с племянником много путешествовали: есть фото, где они вместе в Киеве, Львове, Почаеве. Одно слово, жили не хуже других. Вот только папа Коля, как называл его Богданчик, имел свое мнение в отношении воспитания малыша и не скрывал ее в школе. Следствием стало то, что условиями проживания и воспитания Богдана заинтересовались соответствующие службы. Комиссий было несколько, в разное время, но выводы почти одинаковые: ребенка нужно немедленно изъять от опекуна, потому что тот «моет мальчика в миске», в квартире нет шкафа для верхней одежды, и он развешано на гвоздях по стенам прямо над кроватью», а «из кухонной мебели в квартире есть только маленький шкаф, старый малогабаритный пустой холодильник, газовая плита»… Сам Николай Пахолюк объяснял это тем, что делает в квартире ремонт. С другой стороны, многие ребятишки живут в значительно худших условиях. Да и родные родители-пьяницы не всегда знают, ела или нет их ребенок. Но детей у них никто не забирает. А Николая Пахолюка лишили прав опекунства «за ненадлежащее исполнение обязанностей». Кроме бытовых условий, члены комиссии отметили в акте, что «у ребенка нет хорошего примера для подражания, она имеет ограниченный круг общения с ровесниками». Относительно последнего, то сам Богданчик при встрече с корреспондентом «Ведомостей» еще до попадания в интернат, находясь в Рожищенском приюте, сказал: «Мне неинтересно гулять во дворе. Вместо того, чтобы крутиться возле разрытых бордюров или поломанной качели, лучше посижу за компьютером или пограюся с автоматическим роботом, которого дядя Коля купил…».

Относительно отношений в семье, сами члены комиссии в 2008 году в акте записали: «со слов ребенка установлено, что авторитетом для нее является мама», «со слов Богдана известно, что за помощью он обращается к маме…». Отсюда делаем вывод, что сам Богданчик был доволен своей жизнью: он любил своих родных, а они — его.

Доказать в суде, что чиновник неправ — нереально

Волей дядь и теть из службы по делам несовершеннолетних и по решению судов всех уровней малый оказался в Владимир-Волынской специализированной школе-интернате. Хорошо ему там было или плохо — судить не нам. Интернат есть интернат. И в любом случае люди, которые просто выполняют свою работу, пусть даже очень хорошо, никогда не заменят родного дома.

Николай Пахолюк решил бороться за право воспитывать племянника. Были суды в 2009-м, 2012 годах. В редакции есть их решение. Все они написаны как под копирку: «истцом не предоставлено убедительных доказательств, которые бы свидетельствовали, что с момента принятия решения об освобождении его от полномочий опекуна малолетнего Мазурка Богдана изменилось его материальное положение, бытовые условия или отношение к самому ребенку, что предоставило бы ему право быть восстановленным в опекунских правах», «…суд учитывает и то обстоятельство, что действующим законодательством не предусмотрено возобновление опеки, предварительно отмененной судом в отношении самого ребенка».

Вот здесь бы хотелось остановиться отдельно на некоторых моментах и объяснить читателю нюансы нашего судопроизводства.

Дело в том, что, принимая решение, суд должен принимать во внимание аргументы как стороны истца (в данном случае — Пахолюка Николая), так и стороны ответчика (Луцкой районной райгосадминистрации, которую представляли представители службы по делам несовершеннолетних). На самом же деле принимали во внимание аргументы только чиновников. Это не голословно сказано. Журналист «Ведомостей» была на одном из таких судебных заседаний в Луцком горрайонном суде 25 декабря 2009 года. Так вот, судья приняла во внимание показания представителей службы, которые указали, что в «квартире ограниченный доступ солнечного света, в ванной комнате отсутствуют вещи индивидуальной гигиены (мыло, зубная паста и щетки, стиральный порошок), нет постельного белья». Чиновники неохотно, лишь после уточняющих вопросов, признали, что господин Николай установил новую газовую плиту, закончил ремонт в ванной. То есть, по сути, устранил те нарушения, за которые Богдана отдали в интернат. Да и сам мальчик в суде полностью опроверг слова чиновников относительно бытовых условий. Он рассказал, какого цвета у него пошивки и пододеяльник, какая у него зубная щетка, что он ест, когда приезжает в гости к дяде. И самое главное — Богдан сказал, что хотел бы жить дома в Луцке. Несмотря на все это, судья объяснения несовершеннолетнего Мазурка Богдана во внимание не взяла, «поскольку, как установлено в судебном заседании, накануне судебного разбирательства Пахолюк Н. А. посещал Богдана в интернате, озвучивал ему возможные вопросы в суде и ответы на них». Скажите, пожалуйста, как дядя мог предвидеть, что мальчика привезут на суд, позволят ему свидетельствовать, а тем более, о чем будут спрашивать? И почему суд даже не обратил внимания на тот факт, что чиновники службы по делам детей подтасовывали факты, а то и давали откровенно лживые показания? Таких вопросов множество. Но ответ один: суд и не мог вынести решение в пользу Николая Пахолюка, потому что, согласно закону, человек, которого лишили прав опекунства, не может быть у них возобновлена в отношении того же ребенка. Абсурд, который довел до того, что маленького гражданина Украины усыновили в США. И это в то время, когда родной дядя продолжает борьбу за племянника в украинских судах. Кстати, самого Богдана больше ни на одно судебное заседание не привозили. Приносили только письменный акт о заслушивании мнения ребенка, в котором мальчик выражал желание продолжить обучение в Владимир-Волынской специализированной школе-интернате».

В Украине Богдан может вернуться через шесть лет

О том, что Богдана хотят отдать в другую семью, Николай говорил еще в 2008 году.

— Богданчик — воспитанный, умный, послушный и неконфликтный ребенок, — рассказывал дядя в редакции.

Однако доказательств он никаких не имел. И вот на прошлой неделе господин Николай принес в редакцию ответ за подписью начальника управления образования и науки Волынской ОГА Александра Фомича, в которой написано, что «в соответствии с решением Владимир-Волынского городского суда, которое вступило в силу 01.09.12, Мазурка Богдана Александровича усыновлено. Согласно акта о выбытие ребенка в семью, Мазурка Б. А. передано усыновителям».

Отчаяния Николая Александровича не было предела.

— Они его в Америку отдали. Сначала на смотрины возили, а теперь вообще отдали. Что будет там с ребенком? Я буду бороться, хочу вернуть Богдана обратно в Украину.

Как так получилось, что 12-летнего ребенка отдали на усыновление иностранцам, несмотря на постоянные судебные разбирательства о восстановлении опеки над Богданом, которой добивается родной дядя?

— Ребенка поставили на учет по усыновлению еще в 2008 году, — пояснила начальник службы по делам несовершеннолетних Волынской ОБЛГОСАДМИНИСТРАЦИИ Алла Онищук. — Процедура пребывания такая: месяц ребенок стоит на учете в той службе, которая на него поставила, далее анкета передается в районный банк данных детей, которые имеют основания для усыновления, затем мы передаем анкеты в Государственный департамент усыновления и защиты прав ребенка, и она находится на учете у них. После годичного срока пребывания в госдепартаменте анкета ребенка попадает в открытый банк данных, доступ к которому имеют иностранцы. То есть мы в области не влияем на решения об иностранном усыновлении. Хочу подчеркнуть, что без согласия самого ребенка на такое усыновление ни один суд не вынесет положительное решение. Богдан такое согласие дал.

Алла признала, что 12-летних детей даже иностранцы усыновляют редко. Относительно статистики, то в банке данных на усыновление находится до 600 детей из Волыни. Богдан стал пятым ребенком, которого полюбила иностранная семья этого года.

— Никто детей на смотрины в Америку по поводу усыновления не возил, — опровергла обвинения Николая Пахолюка Алла Онищук. — Богдан не был знаком со своими настоящими родителями. Жил в совершенно другой семье, даже в другом штате.

Свет на историю иностранного усыновления несколько пролил директор Владимир-Волынской школы-интерната Валентин Вірковський.

— Эта американская семья хотела усыновить совсем других детей — Антона и Юлю, братика и сестричку. Они во время поездки в Америку проживали в них. Но дети не дали согласия. А американцы уже изготовили все документы. Поэтому решили приехать и подобрать себе другого ребенка. Выбор пал на Богдана. Кстати, на днях мальчик вышел с нами на связь. У него все хорошо. Он посещает там школу, является членом футбольной команды.

Господин Вірковський отметил, что в семье усыновителей есть свои дети. Люди обеспечены материально. Муж даже диссертацию пишет, темой которой являются дети с особыми потребностями. На вопрос, не станет ли Богдан просто подопытным, директор интерната ответил:

— Ну что вы! Богдан — нормальный, очень умный ребенок.

С другой стороны, это здесь, в Украине, Богдан — нормальный ребенок. А может, в Америке все наши дети являются детьми с особыми потребностями, тем более, что мама Богдана признана недееспособной? Этого, конечно, сейчас никто не скажет.

Сейчас для родной семьи Богдана может быть утешительным тот факт, что к 18 лет юноша будет оставаться гражданином Украины. Возвращаться ему домой или нет — такое решение он будет принимать самостоятельно. До совершеннолетия надзор за тем, как соблюдаются права Богдана, осуществлять консульское представительство Украины в США.

Вот только кто дал право чиновникам лишать больную мать в будущем поддержки своего сына? Ведь недееспособный человек требует опекунства. Когда таким опекуном мог стать сын. Тем более, что у него с матерью до вмешательства в их жизнь «добрых» людей были хорошие отношения. Кто будет заниматься больной женщиной? Государство?

Комментарии запрещены.

Поиск
Нас смотрят
Яндекс.Метрика