Маневицьку клюкву экспортируют в Америку и Канаду

Маневицьку журавлину експортують в Америку та Канаду

Клюква – единственная ягода, которая растет на болотах. Едем за ней в село Серхи Маневицкого района.

Клюква – единственная ягода, которая растет на болотах. Едем за ней в село Серхи Маневицкого района. Здесь издавна заготавливают эту целебную ягоду для себя и на продажу.

– В молодые лета, как и все женщины нашего села, собирала жураdлини мешками, – говорит семидесятишестилетняя жительница Серхова Мария Григорьевна Ящик. – Эти болотюхи помогают от многих болезней, из них получается вкусный кисель, и главное, что хорошо хранятся всю зиму. Но растут они на болотах, без сапог туда не доберетесь… да И дорога к той ягоды неблизкая.

Резиновыми сапогами нас обеспечили местный мастер леса Михаил Гузар и лесничий Галузіївського лесничества Виталий Божидай. Сельский водитель Леонид Шкабко согласился своим «всюдипрохідним» ГАЗ-66 подвезти за три броды. И вот, оставив позади реку Веселуху, магистральный мелиоративный канал и сельские городце, что здесь называют Застав’ям, въезжаем в лісовиська, которое сторожит две песчаные горы, густо усыпанные кремнем.

– Это место люди постарше называют Чещиною, – рассказывает Леонид Феодосьевич. – Здесь начинаются наши правіковічні пуще и… болота. А дорога ведет к хутору Старый Серхи, где раньше был хутор или прасело.
Машина мчится-петляет по лесной колійкою среди молодых сосняков и спелых лесов, белоствольных рощиц и вільховиськ. Хвастается черноглазыми ягодками волчье лыко, выглядывает на дорогу лещина и крушина. Впереди засверкали настоящие річковиська, но шофер только поддает газу и автомобиль переносит нас через многометровый брод.
– Наши Бридки… –серьезно говорит мужчина. – Не знаю, как пехотой их и обойти.
– А вы не боитесь здесь застрять? – интересуемся.
– Нет, я съездил тут все дороги, – успокаивает водитель. – Летом было сухо, это после дождя так разлилось. На этом шляховиськує три таких гонки-броды.
Получается, когда текло три реки, поскольку брод – в реки… И річковиськ уже давно нет, забылись их названия, осталось болоття и… Брідки-триброддя.
…Впереди замаячіло еще одно баюрисько. Машина смело ныряет в эту неизвестность и через мгновение все пассажиры облегченно вздыхают: «Проехали!..»
Шофер, конечно, рискует, но не подает вида. Перевозит и через третий брод… Уже и на четвертый мірить заехать, но мы твердо впиняємо: «Такую машину не підштовхнеш!Поэтому лучше остановиться, чтобы было чем обратно добраться…»

Маневицьку журавлину експортують в Америку та Канаду

Маневицьку журавлину експортують в Америку та Канаду

Маневицьку журавлину експортують в Америку та Канаду

Дальше идем пешком. По проложенным шестах через болотиськовиходимо на твердь, направляемся по узкой тропинке к Старому Серхова. Когда-то здесь жили счастливые многодетные серхівські семьи, имели собственную хозяйку… Сейчас об этом напоминают лишь старые напівзнищені одичавшие сады – полусухие, покрытые зеленым моховиськом, яблони и груши, столетние липы, истлевшие от старости домики. О этот Старый Серхи мне много рассказывал наш волынский поэт, уроженец Серхова Николай Гаврилюк, который воспел этот святой уголок нашего Полесья. Старый Серхи растянулся лісовиськом на несколько километров… Правда, теперь это в основном светлые поляны, которые до груш и яблонь идут поболтать березина, дубчаки, сосны, лещина, ожинники, даже шапкастігазди-грибы. Для последних здесь настоящее райовисько – растут мухоморы, решетюки, бабки, сыроежки, опята…
А тропа из той далекой сельской улочки неожиданно ныряет в настоящее болотисько, хоть и поросшее ольхой и березиной, и если бы кто-то предусмотрительно не положил кладок, здесь и в сапогах невозможно было бы пройти. Здесь семь троп из кладочных… Болотолісся… Тростник… Заплавина… Время от времени кладки выползают на невеличкіпідвищини, пагорб’я, в лісовиська, чтобы за десять-двадцать шагов вновь вывести на такую же слизовину жердя-кладочных…Эта несколько кілометровастежа-кладка ведет в болота, поросшего березняком и лозняками. И здесь растет целебная красная ягода, которую на Полесье называют журахлинами. Потому и ягода среди непроходимых болот(это зовут Серхівським и оно, словно живое, качается-дышит) – как жура журлыва. Хоть и говорят, что название целебной ягоды от журавля, который, чтобы спасти полесских искренних трудолюбивых людей от голодной смерти, полетел за моря-океаны по целебную ягоду – бедняцкий хлеб – вплоть до Северной Америки и после многих приключений вернулся в родной край, засадил непроходимые болота и мочарі – бідацькі владения, на которые еще не положили загребуще глаз вельможные паны, – диводерев’ям, обильно родит вкусную клюкву. С тех пор она помогает пережить голодную зиму. А собирать ее можно с конца августа аж вплоть до весны… Потому что и в мороз не теряет своей целебной силы. Клюквы кое-где и до сих пор берут на свят-вечер к столу. Это желанная ягода на свадьбах и крестинах, различных семейных событиях. Ее протирали с сахаром, заливали медом, сохраняли живым в кошілках и бочках, часто, чтобы не испортилась, опускали в колодец – там и зимовала.

Серхівськийжураdлинник скрывается между болотной травы и зелья в зеленых мхах по купинні. Красивое зеленое мелколиственный болотное деревце-стебель, как и его лесной красно ягодный собрат-бруслинник, может, по легенде, жить до трехсот лет. Он кормил наших прадедов и дедов, еще и правнуков будет лечить и целебной силой наделять.
– Собирать эту ягоду – работа не из легких, – говорит учительница географии Серхівської общеобразовательной школы І-ІІ ступеней Леся Николаевна Паламар, которая за полчаса насобирала ведерко питательных полесских «конфет». – Ведь легко пораниться об остролистые болотные травы и зелени. А еще же нужно остерегаться ужей и гадюк, которые нередко живут в этих местах. Здесь не присядешь, потому что даже самые высокие кочки с мокринням. А еще можно попасть в болотное окно, провалиться если не с головой, как бывало в древности, то по пояс.
Кстати, мой коллега – оператор телеканала ITV Павел Лисивненко – в таком окошечке чуть не потерял сапоги, пришлось вытаскивать всем обществом.
– Прохладно!.. – заметил журналист. – И просыхать нет как…
Мы также собираем целебную ягоду… Ладошка за ладошкой… Кто в шапку, как Леонид Шкабко, кто в рот… Вкусная, хоть и кисловатая на вкус, ягода придает сил, утоляет голод и жажду. Двигаемся попасом, вишуковуючималенькі бисеринки, на солнце переливаются, словно рубины, всебарв’ям… Чем дальше в болото, тем вкуснее и главное большая ягода… Вот уже в руки попадают ягодки величиной с вишню, малую грушу и даже такие огромные, как яблоки… Не верите, сами проверьте. Но имейте в виду, что на болоте легко заблудиться… За какой-то десяток метров за лозами-березняками уже не слышно голосов общества. Глава нашей ягодной экспедиции главный лесничий ГП «Маневичское ЛГ» Владимир Фесик просит держаться группы, рассказывает, как лесоводы «розблуджують» заблудившихся… кстати, консервный цех Маневицкого гослесхоза уже много лет с этой целебной ягоды делает вкусные напитки, перетирает с сахаром… Ее любит как отечественный, так и зарубежный потребитель. В частности, эта ягода очень популярна среди поляков, даже американцев и канадцев, идет для детского питания…

Комментарии запрещены.

Поиск
Нас смотрят
Яндекс.Метрика